?

Log in

Стихотолпа

Я все стараюсь, чтобы в этом жж и под этим тегом все-таки хранились все мои стихи, но периодически что-то теряется. Так что, кто еще здесь, готовьтесь к стихотолпе. Я предупредила.

Я не буду спасать тебя, маленькая страна.
Посмотри на меня, какой из меня герой!
Я ночами ворочаюсь, старый дурак, без сна
Я хожу в драных тапках, в халате. Мой домовой

Мне готовит овсянку. Глядит с укоризной, мол,
Где ж так видано, коллеги, мол, засмеют –
По углам паутина, сто лет как не метен пол.
Просто некому больше здесь создавать уют.

Я не буду спасать, не смотри на меня, прости.
Старый сказочник, путающийся в словах,
Я придумал тебя случайно, чтоб не грустить,
Когда сказочница моя заблудилась в иных мирах.

Я – чернильное сердце и только. А ты – страна,
Без героев, зато с чудаками и волшебством.
И быть может когда-нибудь, ты позовешь меня
Просто так. Навсегда. На какао да с пирогом.

Я пойду уже. Вон, домовой ворчит,
что на ужин снова каша и сухари.
Мне стряпня его, если честно, давно горчит.
Только сказочнице, как встретишь, не говори.

***

ночь дымится сигаретой
в переулке бродит сон
шишел-мышел, август где-то
в самом деле вышел вон.
август вышел, лето прожил,
распаковывай багаж.
запускай ветра под кожу,
им давно пора, похоже,
брать дожди на абордаж.
что нам лето, что нам осень,
календарь их всех дери!
желтый лист, ударься оземь,
превратись в шальную просинь
все ты знаешь, не дури!
ночь погасит разговоры,
день запутает следы
три слепых багдадских вора
от обеда до забора
чинят осени мосты.

***
УНЫВАТЕЛЬНЫЙ СТИШОК
Мы накуксимся и расплачемся
Поучениям вопреки
В жизнелюбах давно не значимся,
Повзрослевшие дураки.
Это осень, и календарная,
И душевная, и вообще
По большому счету, не главное,
Кто там ходит в твоем плаще.
Кто там помнит тебя по имени,
Кто узнает, но промолчит.
Дождь отчаянно чертит линии,
Пальцы стынут и чай горчит.
Мы расплачемся - нам дозволено,
Мы готовимся к февралю.
Жбан чернил, горстка перца с солью.
Как мы любим. Как я люблю.

***
Мой Ангел выгораживает меня, и отдает деньгами,
Порванным платьем, разбившейся кружкой, сломанными замками.
Собирает осколки, идет к Ней, по-военному отдает честь,
Гляди, мол, что у меня для тебя тут есть.
А она смотрит сурово: "Парень, я тебе не торговка",
Но по карманам осколки рассовывает ловко.
И убирается восвояси: зашивать, починять,
Переклеивать, красить:
"У меня тоже душа, я тоже хочу созидать!"
Ангел кивает. И отправляет меня спать.

***
"Города мои без людей оттого, что я не умею их рисовать" -
Так говорил юный Бог листая свою тетрадь.

"Вот вам трава и лес, вот вам рыба и кот
Их рисовать легко. Людей же - наоборот.
То им кишка тонка, то руки не из плечей,
То голова полна совсем ненужных вещей.

С ними морока, и сколько черты не правь,
Контуры все равно будут то вкривь, то вплавь.
Нарисовать людей - надо ж было решить!
Палочки и кружки, крестики-нолики... жизнь"

***

Рыбы Божьи, на улицы входит снег.
Плавники тяжелеют и медленно клонит в сон.
Рыбы Божьи плывут, не смыкая округлых век,
И со всех сторон

Им то море чудится, то земля.
Плавники по памяти держат курс.
Рыбы Божьи с марта до февраля
Помнят снег на вкус.

Рыбы Божьи от снега уходят прочь
Переулки пустынные в кружевах их следов.
Рыбы помнят: время такое, вночь
Собирать улов.

Рыбам Божьим от снега белым-бело..
Рыбы слепнут, и так попадают в рай.
Снег подходит к воротам рая, стучит в стекло,
Говорит: "Отдай".

***
У Небесній Сотні є хлопець, Устим Голоднюк. В нього була блакитна натівська каска, він вважав її своїм оберегом. У той день, 20 лютого, по Устима приїхав батько, ввечері вони мали їхати додому у Збараж. Чогось ця історія не йде мені з голови.

Коли тобі боляче так, що вже аж пече,
Ангел сідає тобі на праве плече.
Ангел сідає, і крила складає так,
Наче над головою в тебе не пустка, а дах.

І день, такий сонячний, цвірінькають горобці.
Смішно, бо хочеться взяти блокнот, олівці
І малювати це місто, передвесняний шал.
Батько приїхав, ввечері на вокзал.

Тільки б сьогодні протриматись, Києве мій...
Ангел благає: "Не йди туди, чуєш, стій!"
Дивні короткі звуки... і чийсь плач.
Ангел шепоче сумно: "Малий, пробач"

Підхоплює тебе на ручки, немов маля
І небо так близько-близько, а де земля...
Ти озираєшся і бачиш за змахом крил -
Каска блакитна котиться під ухил.

***
Сьогодні весь день не ходили гуляти.
Дощ мерехтить. Асфальт чорний,
Як парасоля в твого тата.
- Зкачаєш мені Террі Праччета?
-Не скачаю. Читай паперове.
- Паперове не хочу. Занадто нове.
Хочу щось зі старої шафи
Із запахом шоколаду...
І шелест кроків у сусідній кімнаті,
І шурхіт газети.
І той ледве чутний "клац"
З яким дідо дістає окуляри з футляру.
А в великій кімнаті тихо, аж дзвінко.
І луна, якщо заговориш вголос.
Портрет прабабусі у кутку -
Ти його так боялася,
Доки не придумала з ним вітатися.
І вже не так страшно.
Ви-ж бо тезки. Дві Ольги в кімнаті,
Ольга маленька і Ольга померла,
І сьомий том Дитячої Енциклопедії, "Людина"...
- Мовчи вже, розумнику. Гуглю тобі твого Праччета.
Не дивись на мене, не питай, чи плачу.
Ось. Дві хвилини...
Даунлод компліт.

***
Вышел кот в огород,
Собрать ягод на компот.
А навстречу по дорожке
Вдруг идет соседка-кошка.

Говорит: "Привет, сосед!
Приходи-ка на обед.
Я готовлю на обед
Разноцветный винегрет."

Говорит ей кот: "Идет!
Я сварю цветной компот!"
Будет-будет у соседей
Разноцветно на обеде.

***
12 МЕСЯЦЕВ. МАРТ (1)

А в марте, говорят, еще зима
И медленное солнце слишком низко.
Протянешь руку – небо близко-близко.
Гораздо ближе, чем вокруг дома.

А говорят, что в мартовском тепле
Не больше правды, чем в любви красотки.
Но свежие Гидрометцентра сводки
У перелетной птицы на крыле.

И марту, говорят, не верь, не верь
И мартовские сны совсем не слушай…
Но как чудесно шлепает по лужам
За мартом поспешающий апрель!

***

12 МЕСЯЦЕВ. МАРТ (2)
«Февраль. Достать чернил и плакать…»
Борис Пастернак.


А вот и март. Чернила можно прятать.
Февраль ушел, и в звонкой пустоте
Твори, что хочешь, но не вздумай плакать -
Уж лучше предаваться суете.

А что нам в марте? Выбирать тюльпаны
И возрождать балконный огород.
А в легкой куртке с дырками карманы.
И мысли прыгают. А не наоборот.

Взамен чернил найти на полке краски
Без репетиций брать и рисовать,
И невзначай апрелю строить глазки.
Февраль ушел. Так стоит ли рыдать?

***
Мой бог играет на банджо, пока ждет меня,
Мой молодой и веселый бог.
Он смеется и перебирает струны, и кричит мне из-за облаков:
- Хэй! Я-то и так с тобой, а ты не спеши ко мне,
Я не досочинял еще нашу с тобой песню!
И я машу ему из окна многоквартирного дома,
Мол, не переживай, у меня еще есть дела!
А когда будет дописана последняя строчка,
Мой веселый бог подаст мне знак,
И мы вместе споем нашу песню
Под звуки его старенького банджо,
Сидя где-то среди облаков

***
Ти так мене запрошував, і сяк,
Що я була відмовити не в змозі.
Скажи мені, чого ти так закляк,
Коли я си з'явила на порозі?
Я сукню вибирала цілий день!
Я згадувала, як фарбують очі!
Чого тепер сидиш ти, як тюлень,
І навіть встать назустріч ми не хочеш?
А обіцяв же сонце у пітьмі!
І на руках носить мене довіку!
І шо з того, що я прийшла з дітьми
У це кафе, і навіть з чоловіком?

Николай

У моего деда, Николая Павловича, сегодня день рождения. В одном этом предложении сразу две путанницы.
По большому счету, если брать кровное родство, дед Николай мне не дед. Маму мою звали Галина Теофиловна, а Николай приходился ей отчимом. Правда, по словам бабушки и мамы, дед Николай никогда не делал разницы между мамой и ее братом и сестрой - всех любил одинаково. Деда Теофила я видела только один раз, у мамы на похоронах. Он тогда объявился совершенно неожиданно: позвонил однажды вечером, представился, стал расспрашивать о том, о сем. Я тогда растерялась и рассердилась - хорошее дело, появиться, когда уже правнук есть, а собственная дочь при смерти.
На похоронах подошел, поговорил... а когда все расходились, дед Коля подошел ко мне:
- Бачила, Теофіл цей приходив...
- Бачила. Підійшов до мене: "Олічка, ти ж моя внучечка..."
- У! А ти шо?
- А шо я? Я ж знаю, чия я внучка, і хто мені справжній дід.
- О! Оце молодець!
Это был единственный раз за вечер, когда дед рассмеялся. Он вообще не умел улыбаться - на всех фото, где нужно изобразить улыбку, он кажется ненастоящим. Дед смеялся, трескучим своим смехом, как будто то-то наступил на ледышку, и она раскалывается на мелкие осколки под подошвой.

Я маленькая. Мама в командировке, и мы с папой переехали к бабушке. Бабушка и папа на работе, дома только мы с дедом. Частный дом кажется огромным, тишина в нем звенит аж до вечера. Обед. Порция супа большая, я хнычу, что больше не хочу. Деду велено накормить внучку, и в ход идет пугалка:
- О! Чуєш? Хто там? Яга прийшла? Ану піду подивлюсь!..
Выходит за дверь, я слушаю:
- Чого прийшла? А? Хто тебе звав? Оля не їсть? Хто тобі сказав? Оля все їсть! Ану пішла, пішла! - за дверью настоящее сражение. Дед отважно прогоняет Ягу, а я спешно поглощаю суп. Реву от страха, но суп ем. Знаю уже, самый верный способ прогнать злую бабу - показать пустую тарелку. Дед возвращается:
- Скзала, шо буде чекать тарілку. Як не буде пустої тарілки, то не знаю, шо й робить.
Я слишком честная, чтоб предложить деду вылить суп. Выскребаю остатки морковки и картошки.
- На! Неси, показывай!
Дед берет тарелку, выходит снова за двери:
- Ось! Бачила? Йди звідси! Йди, а то дам тобі!
Победа. Дед возвращается довольный, смеется, идет мыть тарелку.

Вечер. Мы с братом крутимся на кухне, дед возвращается с дежурства. Заходит в дом, заносит с собой холод, запах дешевого табака, лука.
- Ну шо, розказуйте, Діма з Ольой сьогодні слухалися?
Бабушка:
- Слухалися, слухалися...
Дед идет к странной занавесочке под потолком:
- Чуєш, домовой, діти сьогодні хороші були. В тебе для них подарки є?
Незнакомый ворчливый голос отвечает:
- Сам знаю. Є. Лови!
Ой! Прямо деду в руки падает яблоко. И еще одно. Мне и брату. Мы хватаем холоднючие яблоки, бежим их мыть и грызем несмотря на бабушкино ворчание, что холодные и мы горло застудим.

Это потом уже оказалось, что за занавесочкой был газовый счетчик, а яблоки вылетали у деда из рукава.

Но... я говорила, что путаниц две. Так вот, вторая - в самой дате, 19 декабря. Как-то так получилось, что дедовы документы были утеряны во время войны, а праздновать детские дни рождения в сельской дедовой семье было не особо принято. Дед говорил, что его настоящий день рождения где-то в марте, но когда восстанавливали документы родители решили, что проще записать день рождения Николая в день его Ангела. Так и получилось у деда Коли два дня рождения. Один - где-то в марте, заблудившийся и одному Богу известный. И другой, в день Ангела, когда мы собирались всей, тогда еще большой, семьей, праздновали, поздравляли, а потом мы с братом давали "концерт": стихи из детсадовского утренника и обязательную "цыганочку с выходом" под аккомпонемент тети на стареньком пианино. Я любила дедов день рождения особенно. Он означал, что совсем скоро я тоже стану именинницей, и подарки, торт и свечки будут для меня.

С днем рождения, деда! Ты сейчас где-то там, рядом со своим Ангелом. Пусть тебе там будет хорошо.

Грудень

Грудень схожий на жменьку переплутаних між собою кольорових ниток. Одна - то вітальні листівки, ще одна - флешмобні. А ось ця - таємний Санта... А ще - до когось цього року вперше завітає святий Миколай, а хтось вперше сам стане дідом Морозом.
Купка листівок для відправлення, ще ненамальовані - для арт-кросингу, а ще придумати подарунки та час на їх придбання. І не забути про себе і нарешті скласти віш-лист.
Ці кольорові ниточки вплітаються в звичне буденне життя і роблять його трохи навіженим, бо прогулянки з дитиною - то час для придумування листівкових сюжетів, а миття посуду - для складання списку побажань та ідей для подарунків. Блокнот, олівець, кольорові ручки - вийти кудись без них те саме, що вийти без телефону чи гаманця.
Списки. На дошці - хатні справи, у записнику - важливе не термінове, у щоденнику - творче. Розподіляю тиждень на складові: два дні на малювання, день на листівки, два дні на шиття. Щоправда, малюю все одно щодня - крокодилячий марафон має вихідні лише у суботу та неділю, а кидати не хочеться.
Я обожнюю грудень за ці переплутані ниточки, за відчуття наповненості життя, за те, що не маю жодного шансу просто профукати день. За те, що до щоденних планів можу включати вибір подарунків, листівки, малювання... а ще - обов'язковий перегляд "Сім'ї на Різдво", "Реальної любові", "Відпустки за обміном" і навіть "Сам удома".

Осенние приметы

Вчера с Полей насобирали ведро каштанов. В садике рядом есть несколько деревьев, вот мы туда и отправились. Калитка, которая ближе к дому, закрыта на висячий замок - пришлось обходить кругом до открытой калитки, а потом еще в садике бродить по аллейкам. А потом - обратно. Так что даже путешествие получилось.

***
Занесла цветы с балкона в дом, расставила по подоконникам. Теперь кухня визуально уменьшилась, а балконный подоконник стал пустынно-унылым. Надо будет убрать уже там, велосипеды накрыть, чтоб за зиму не поржавели.

***
Хочется имбирного чаю в большой чашке. Экспериментировать с рецептами, добавлять шиповник или листья смородины, мяту.

***
Юрка дорос размером ноги до моего, теперь нахально тырит мои вязанные носко-тапки. В них, говорит, уютно. Придется для него тоже купить пару. И тырить :))
Этим летом на фестивале психологических игр я пыталась подружиться со своей домохозяйской ролью. Ролью, которая меня одновременно радует, пугает, раздражает, вызывает сопротивление. Даже из этого списка видно, что негатива гораздо больше, потому мне важно было принять себя такой и наконец-то наслаждаться моментом.
Особенность эффекта от игр в том, что он не напрыгивает на вас из-за угла, не выскакивает, как черт из табакерки, стоит вам выйти из-за игрового стола. В моем понимании, игры запускают некие процессы не на уровне "оперативки", а на том уровне, где устанавливаются программы и драйверы (если уж продолжать компьютерную аналогию). Через какое-то время новый процесс начинает проявляться и на более видимом поле.
Похоже, что мои дружественные домохозяйские процессы как раз вышли на этот этап. По крайней мере, стало понятней, где искать ресурс и вдохновение. Этим, собственно, и хочу поделиться.

Практически всем, кто был в декретном отпуске, знакомо это чувство: весь день ты что-то непрестанно делаешь, убираешь, кормишь, моешь, складываешь... К вечеру сил не остается никаких, но при этом и хаос вокруг тоже не уменьшился. А если еще и кто-то из родственников заведет песню про "ты ж весь день дома, что убрать нельзя было?" или "вот я, когда сидела дома, столько всего успевала!", то и вообще, похороните меня под плинтусом, можно даже без церемоний. Засада в том, что результаты от мытья посуды, складывания игрушек, подметания полов и прочего длятся не больше часа. Вы пообедали - мойка снова полная. Ребенок проснулся и пошел играть - по всей комнате снова разбросаны игрушки, а детальки от "Лего" можно обнаружить даже в собственно постели. Что-то рассыпалось, кто-то прошел в грязной обуви, с обеденного стола попадали крошки - пол снова грязный. Вот и выходит, что все чаще напоминаешь себе запряженного в повозку ослика, который все ходит и ходит по кругу, а круг все не заканчивается и не заканчивается.

Так вот. Чтобы избавиться или хотя бы разбавить это неприятное ощущение, очень нужны долгоиграющие результаты. Вымытые окна, выстиранные шторы... да даже начищенная до блеска плита или отмытый кафель в ванной - видимый, ощутимый результат длительного хранения. То, что вы будете вспоминать вечером с гордостью, что заметят и оценят домочадцы (а если не заметят, можно им помочь), что не исчезнет в течение часа. Сюда же пойдут и менее масштабные акции: поменять обувь по сезону (а заодно проверить, не надо ли что-нибудь сдать в ремонт или вообще выбросить и забыть), вынести цветы на балкон или занести их обратно (в зависимости от сезона), сделать ревизию шкафов (и снова-таки распределить ненужное на кучки: что-то отнести в "Красный Крест" или продать в секондовых сообществах, что-то выбросить или пустить на лоскутки/тряпки), убрать на балконе, разгрести завал на столе. Вымытые зеркала и очищенные от жира стекляные крышки сковородок и кастрюль тоже невероятно радуют и окрыляют.
А если всем этим мероприятиям еще и дать какое-нибудь смешное название, типа Великого переселения обуви или Отмывания окна в Европу, то процесс пойдет еще веселее.

Для чего нужны эти долгоиграющие результаты? Да все для того же, чтобы было, что вспомнить за день или неделю. Чтобы среди нудной рутины, которую мы уже и сами не замечаем потому что делаем на автомате, появлялось что-то особенное, непохожее на вымыть-убрать-подмести. Чтоб хотя бы несколько дней чистые зеркала, прозрачные кастрюлькины крышки, аккуратно расставленная обувь и свободное место в шкафу дружно напоминали нам, какие мы молодцы, умнички и хранительницы уюта! Честно, даже у такой ужасной домохозяйки, как я, настроение стало гораздо лучше, и домашняя возня перестала так раздражать. А заодно появилось ощущение, что именно я - хозяйка в своем доме, и эта территория - самая, что ни на есть, моя. Ну, а что до бардака, так куда ж от него денешься, пока до дому бегает маленький ураганчик.
В общем, ищите свои долгоиграющие результаты, и пусть они вас вдохновляют!
Марии сперва было семь, потом стало девять,
А после время слишком ускорило ход.
Никто и сегодня не знает, что с этим делать.
Мария сидит на скамейке, у ног ее кот.

Мария молчит, и жаркий июльский полдень
Молчит вместе с ней, не зная, с чего начать.
Вчера приходила соседка... Вчера же, вроде?
Опять говорила, что будет свет дорожать.

Мария не помнит даты и дни недели,
Но помнит тот день, когда хоронила дочь.
И помнит еще как однажды во двор прилетела
Колесная пара - вокзал бомбили всю ночь.

Мария молчит, Мария почти задремала,
И кот осторожно уходит прочь со двора.
Марии снится река, паром у причала,
И голос знакомый ей говорит: "Пора".
(мое)

May. 25th, 2015

Ты молчишь, и я ни слова.
Нам нельзя доверить тайну -
Можем выболтать случайно.
Но ни звука друг для друга.

Болтунов таких на свете
Поискать, и то с наградой.
Заболтаем до упаду,
Но друг другу ни полстрочки.

Ни полстрочки, ни полвздоха,
Тишина звенит и рвется.
Кошка сдохла, хвост трясется
Никому из нас не будет
Дохлой кошки на второе.

Впрочем, если даже первой
Я прерву молчанку эту
Разговор у нас не выйдет -
Разговору нужно двое.
Сквозняки по стенам воют.
Я молчу. Игра навылет.
6 jaнварja - каникулы в самом разгаре, ja tрадиционно у бабушки. Завtра Рождесво и поэtому сегоднjaшний день - особенный. После завtрака бабушка убираеt со сtола посуду и спрашиваеt: "Ну шо, хtо зі мною?" Ja поднимаю руку и с опаской кошусь на браtа - если он tоже согласиtсja, tо на правах сtаршего и более нахального оtожмеt себе все самое инtересное. Но неt, браt собираеtсja на улицу и ja с облегчением выдыхаю.
- Виtирай сtіл, дісtавай миску... оtам внизу мука, сахар... tепер jaйцja з холодильника бери - ja и сама знаю, где чtо лежиt, но бабушка следиt, чtобы ничего не забыtь.
Мы замешиваем tесtо. Ja просеиваю муку, разбиваю в нее jaйца, добавлjaю сахар, перемешиваю. Бабушка сидиt рjaдом и смориt, как ja вожусь. На сtоле среди прочего сtоиt буtылка с уксусом. На ней насадка в виде коровьей головы, изо рtа коровы выливаеtсja уксус. Маленькой ja ужасно болjaась эtой головы, но tеперь мне целых восемь а tо и девjatь, понимаю, чtо эtо всего лишь кусок пласtмассы. Но все равно сtараюсь не смоtреtь в соtорону буtылки с коровьей головой.
- Все, tепер давай ja. Tуt вже tреба добре мішаtи. - бабушкино дрожжевое tесtо - секреt из секреов. Сколько бы она ни объjaснла маме, как его гоtовиь, у нее оно tак и не получалось.
- Іди, відкривай двері - бабушка береt tjaжелую миску и мы несем ее в tепло. "Глухаja комнаtа"- нежилаja, с единсtвенным окошком, да и tо выходиt в кухню. Tуt сtоjat шкафы с бельем и одеждой, полки с книжками и моей любимой Деtской Энциклопедией, на баtарее обычно сохнеt мелкаja сtирка или наши с браtом промокшие на прогулке носки. А под баtареей попарно высtраиваеtсja обувь на просушку и прогревку. На широкий подоконник над баареей мы сtавим миску с опарой, закуtываем полоtенцами и уходим, плоtно закрыв двери оt сквознjaка.
- Tеперь мак? - tереtь мак с сахаром tjaжело, но заtо поtом можно раскруtиtь мельничку и повыедаtь осtаtки, самые вкусные в мире. Оtкуда бабушка брала мак зимой да еще в совеtские времена, ja понjatиja не имею, но он был всегда и в большом количесtве.
Времja оt времени ходим проверjaь tесtо. Ja хлопаю ладошкой по вздувающимсja пузырькам.
- Ну хtо tак з tісtом робиtь? Воно ж обідиtьсja і не підійде! - бабушка хмуриtсja и ловиt мою руку. Ja смоtрю на нее с недоумением: моja бабушка, коtора ни одной сказки придумаtь не може, и гонjaеt нас с браtом по маtемаtическим формулам, вдруг говориt, чtо tесtо обидиtсja?
- А гладиtь можно? - ja снова tjaну руку к мjaгкой шапке, поднjaвшейсja над краjaми миски.
- Tак, tікай вже! Гладиtь... tобі - tіки дивиtьс можна. І все.
Мы снова идем на кухню. Ja мою в tазике посуду, мeльничку, в коtорой tерли мак. В обычный день мыtье посуды - проtивнаja обjaзанносtь, а с учеtом tого, чtо у бабушки tолком не водопровода и нельзja просtо оtкрыtь кран и мыtь посуду, tак tем более. Но сегоднja - Свjatвечер, и пироги, и расtворившеесja было ощущение праздника снова возвращаеtсja. Tак чtо ладно, посуду tоже можно помыtь.
Мы не едим весь день. Не из религиозных соображений - просtо некогда. Да и негде. Сtол оккупирован гоtовкой, браt радосtно филониt обед, дедушка подремываеt в комнаtе.
Наконец tесtо гоtово. Бабушка вносиt миску в кухню, и кричиt в комнаtы:
- До нас не ходиtь і не грюкаtь дверjaми!
Начинаеtсja... мы делим tесtо на tри часtи, засыпаем сtол мукой. Ja раскаtываю tесtо. Конечно же, не tак, как надо - лисt получаеtсja неровный, где-tо tолще, по краjaм неуклюжие "вуха". Бабушка береt скалку и парой движений доводиt лисt до совершенсtва. Накладываем мак, щедро, ложкой, скаtываем tесtо в рулон. Через несколько минуt все tри пирога лежаt на проtивне, и осtаеtсja последний шрих - кисtочкой из перьев помазаtь пироги jaичным белком, чtобы блесtели.
Пироги оtправлjaюtсja в духовку, мы убираем со сtола, прjaчем сахар, муку, скалку, сtрашную буtылку с коровьей головой. За окном уже tемно, на часах - около шесtи вечера. Скоро приедуt мама с папой и tеtja с дjaдей. Мы усjaдемсja за праздничный сtол, с куtей и узваром, а на сладкое будуt пироги с маком, блесtjaщие и ужасно вкусные.
Когда с парtнером хорошо, эtо хорошо :)

Львівські канікули

Здається, що можно писати нового про місто, до якого приїздиш не вперше. Про місто, яке любиш, як свій рідний Київ. І все-таки, я знову була у Львові, і мені знову є, що розказати.

IMG_2332
Read more...Collapse )